15 фев 10:12В мире

Вражеский снайпер видел, что стреляет в женщину-медика, и все же цинично нажал на курок

Вражеский снайпер видел, что стреляет в женщину-медика, и все же цинично нажал на курок

12 февраля у 33-летнего старшего боевого медика 93-й отдельной механизированной бригады «Холодный яр» сержанта Клавдии Сытник закончился трехгодичный контракт с Вооруженными Силами. Сейчас она была бы уже дома, в родной Зачепиловке на Харьковщине. Но в первый день февраля вражеский снайпер выпустил в молодую женщину пулю.

Погибла Клавдия Сытик возле села Новотошковское Луганской области, не дожив до своего дня рождения 24 дня. В последнее время противник тут активизировался. Пристрелялся.

«Я медик с противоположной стороны. Стрелять в людей с красным крестом на сумке — табу. Для врага, для наемника. Медиков не убивают. Эта женщина не должна была умереть», — такой пост под сообщением о гибели Клавдии Сытник оставил ее коллега, спасающий жизни боевикам.

Клаве оставалось всего чуть-чуть до блиндажа, где ее ждал боец, почувствовавший себя плохо. Она должна была измерить ему давление и дать таблетку, чтобы облегчить боль. На медике были бронежилет и каска, однако они ее не спасли. По словам побратимов погибшей, осколки разорвавшегося снаряда попали ей в правую ногу и левую руку. Она споткнулась, но тут же поднялась и пошла дальше. Однако, сделав пару шагов, упала как подкошенная — от снайперской пули калибра 7,62, прошившей тело выше бронежилета. Снайпер видел, что это женщина, медик, и все же цинично нажал на курок. Спасти Клавдию было невозможно — во время эвакуации ее простреленное сердце остановилось.

Читайте также: «Мама, не плачь, я расцвету весной»: в Киеве высадили аллею памяти погибших за Украину женщин


«Если умру, то героем»

«Не ходи на войну — убьют», — предостерегала Клаву соседка. «Если и умру, то героем», — весело звучало в ответ. Сейчас в этих словах видится особый смысл, но тогда никто не придал им такого значения.

— Клавдия пошла на фронт, потому что была большой патриоткой, — говорит главный врач центра первичной медико-санитарной помощи в Зачепиловке Ольга Омельченко. — Туда так просто не рвутся. Если бы ей нужны были деньги, уехала бы на заработки за границу. Она пошла спасать людей, что делала и в мирной жизни.

Знаю Клаву давно. С тех пор, как она, закончив Красноградский медицинский колледж и получив профессию фельдшера, пришла на должность медицинской сестры в хирургический кабинет районной поликлиники, которой я тогда заведовала. Веселая, энергичная, всегда везде успевала. Не отказывалась выполнять другие работы, когда в этом возникала необходимость.

Девушка была первым помощником родителей по домашнему хозяйству и по уходу за младшей сестрой, родившейся с тяжелой формой ДЦП. Бывало, говорила мне: «Вы дайте ей назначения, а я сама все сделаю». В своих суждениях и действиях была самостоятельной. Если поставила перед собой цель и решила пойти на войну, то ее точно никто не мог остановить.

Читайте также: «Сабина все время ходила под пулями»: сослуживцы рассказали о 23-летней медсестре, погибшей в АТО

На жизненный выбор Клавдии Король (такую фамилию она носила до замужества), скорее всего, повлияло то, что младшая сестра Вика постоянно нуждалась в лечении. Да и дедушка с бабушкой, всю жизнь проработавшие на шахтах Донбасса, не отличались завидным здоровьем. Клава подавала им таблетки, ставила градусник, делала примочки… К сожалению, у родителей не было средств, которые позволили бы девушке учиться в медицинском вузе, поскольку все деньги уходили на лечение младшей дочери. Получение высшего образования Клавдия отложила до лучших времен. Мечтала поступить в медицинский университет после демобилизации, воспользовавшись льготами участника боевых действий. Она спешила жить…

— Служба на передовой дала Клаве неоценимый опыт, сделала из нее настоящего профессионала, — считает ее 39-летний двоюродный брат, кадровый военный, подполковник Виталий Король. — Ведь военный медик первым ставит диагноз, от него во многом зависит своевременная и правильная доврачебная помощь, а значит, боеспособность подразделения. А часто и жизнь конкретного человека.

Я, имея большой армейский опыт, отговаривал Клаву от подписания контракта. Но она была человеком, не особо прислушивающимся к чужому мнению. Услышав, что райвоенкомат объявил набор медиков для доукомплектации в боевых частях, подала заявление и начала собирать необходимые документы. «Я готова к любой работе на фронте», — сказала.

«Я отговаривал cестру от подписания контракта», — говорит двоюродный брат Клавы Виталий Король

В зону боевых действий Клавдия Сытник отправилась несколько раньше, чем ее брат, занимающий сейчас должность заместителя командира подразделения. Но оба попали служить в 54-ю отдельную механизированную бригаду. Правда, их позиции находились в разных местах. Виталий служил в управлении, а Клава — в гаубичном дивизионе. Даже встретиться на фронте не пришлось. Только раз в отпуск вместе ехали.

«Могла любого сержанта заткнуть за пояс, если он не справлялся с заданием»

— Я принимал Клавдию на службу, на вопрос, почему решила пойти на службу в боевое подразделение, она ответила: «А кто же, как не я?» — рассказывает заместитель командира первого дивизиона 54-й бригады Валерий Руденко. — Не женщина была, а огонь. Любое дело, которое ей поручали, горело в ее руках. Ни от какой работы не отлынивала. Даже некоторых ребят-сержантов за пояс могла заткнуть, когда у них не получалось как следует организовать дело. На фронте выполняла не только обязанности боевого медика. Была и поваром, и психологом. Стойко переносила все тяготы и лишения армейской службы. Для всех нас была настоящим боевым побратимом, а для меня — как дочь.

— Это правда, моя сестричка была умницей, во всем разбиралась, — продолжает Виталий Король. — Все действия наперед продумывала. Уверен, если бы ей показали, как управлять танком, она завела бы его и поехала. У Клавы с детства был бойцовский характер. Хлопцы боялись ее трогать, а девочки искали у нее защиты от драчунов.

С мужем, правда, Клаве не повезло. Поначалу вроде бы все складывалось неплохо, но со временем Сергей запил, и они четыре года назад разошлись. Одиннадцатилетняя Юля, их дочь, очень тяжело переживает потерю мамы, которую так ждала с фронта. Теперь самые близкие для Юленьки люди бабушка с дедушкой.

Читайте также: «Теперь моя мама ангел», — сказала на похоронах пулеметчицы Яны Червоной ее маленькая дочка

Клава почти всю свою зарплату отправляла семье. Ее родители еще не на пенсии, но официально не работают. Они оба зоотехники по образованию, а эта профессия, к сожалению, давно уже перестала быть востребованной в нашей стране. Да и с больной Викой кто-то постоянно должен находиться рядом. Помогает выжить домашнее хозяйство — куры, свиньи, коровы. Тяжело работают с раннего утра до позднего вечера.

Клава с детства, как и большинство сельских ребят, была приучена к физическому труду: полола, носила воду, ухаживала за живностью… Для нее не было невыполнимых задач. До последнего оставалась единственной опорой своей семьи. Ее отец, мой родной дядя Владимир Николаевич, в свои 57 уже очень больной человек. Он даже не кладбище не смог быть во время похорон Клавы. Моя сестра после демобилизации первым делом планировала положить его в больницу — подлечить сердце, стабилизировать давление. А потом сделать ремонт в доме, получить высшее образование, возможно, выйти замуж. У нее вся жизнь была впереди.

Отец, словно предчувствуя беду, в последнее время просил ее побыстрее возвращаться домой. Но, уверен, Клава после возвращения с фронта не смогла бы долго усидеть дома. Месяца через три все равно взяла бы свою медицинскую сумку и отправилась на передовую. Спасать людей, как делала это всю сознательную жизнь. У нее там была другая семья — боевая…

«Если не я, то кто?» — это был девиз Клавдии Сытник

В 93-й бригаде Клавдия Сытник служила с октября прошлого года. После переподготовки вместе с несколькими десятками других военнослужащих ее перевели туда в приказном порядке, что было связано с недостачей кадров в бригаде после вывода подразделений из зоны боевых действий. Но она рвалась к своим, в 54-ю бригаду.

Читайте также: Бойцы называли ее мамой: в Херсоне простились с медиком Ириной Шевченко, погибшей во взорванной боевиками санмашине

— 54-я бригада была сформирована в начале войны, как говорится, из того, что было, — рассказывает Виталий Король. — Принимала участие в боях на Светлодарской дуге, под Горловкой, Попасной. Ее командир — полковник Алексей Майстренко — умеет беречь людей, технику, чтит боевые традиции. Служить под его командованием многие считают за честь. И Клавдия добилась перевода туда. На тот момент, когда она погибла, был уже подписан приказ на нее и еще нескольких ее сослуживцев. Увы, сестра об этом не узнала.

«Война закончится, как только Кремль прекратит ее финансировать»

— С Клавой мы познакомились во время общевойсковых учений на Яворовском полигоне, где четыре месяца назад повышали свою квалификацию, — вспоминает военнослужащая Анна с позывным «Лиса», бывшая преподаватель восточных танцев из Луганска. — Наши койки в казарме стояли рядом. С Клавой не было скучно. Всегда улыбчивая, выслушает, поддержит. Если что-то ей не нравилось, говорила об этом прямо. Справедливой была. Открытой. Искренней. Мы часто делились с ней своим, женским, особенно нас сблизили дети. Она оставила на родителей дочку, я на маму — своих девочек восьми, семи и шести лет. После захвата Луганска вывезла семью в Кременчуг Полтавской области, сняла для родных квартиру и вместе с младшей сестрой пошла защищать свою землю. И наш брат по отцу, Николай Дяченко из Изюма, тоже воевал. Был контужен, видел много смертей. Несколько дней назад его не стало — свел счеты с жизнью. Синдром атошника… Вот и Клавы нет. Горько и обидно. К смертям никогда невозможно привыкнуть.

Читайте также: «Или я его, или он меня»: снайпер Ярослава Никоненко погибла, выслеживая вражеского стрелка

Донбасс — родина старшего поколения семьи Король. В городе Димитрове (ныне Мирноград) Донецкой области родились отцы Клавдии и Виталия и еще один их брат. Но в начале 80-х старший из них, Вячеслав, осевший в Зачепиловке на Харьковщине, переманил к себе остальных родственников. Поэтому то, что творится на востоке Украины, эта семья воспринимает особенно болезненно, понимая, что против Клавдии стояли их земляки.

— Тех, кто звал на Донбасс «русский мир», там уже давно нет, — со знанием дела говорит Виталий. — Остались учителя, врачи — те, кому некуда ехать. Сегодня в Луганске и Донецке нищета, разруха и хаос. Временно оккупированные территории полностью разрушены. Люди все обозлены, потому что у населения в угоду политическим амбициям забрали страну, дома, стабильность, благополучие. С ними поступили не по-человечески. Они ждут, что придет украинская армия и освободит их. Жаль, даже сегодня не все в Украине понимают трагизм ситуации, в которой оказались мирные граждане на той территории. А к этому привело и то, в частности, что за годы независимости на Донбассе уничтожались военные подразделения, военкоматы. Нет военных — некому принимать присягу на верность народу и государству, некому стать на его защиту с оружием в руках. Поэтому туда пришли «наемники», как называют многие по ту сторону разграничения наши войска. Они думают, мы воюем за деньги. Нет, мы там стоим и умираем, чтобы «русский мир» не продвинулся дальше.

— А почему стоим? Почему не наступаем?

— Наступательная операция — это массовая гибель солдат. Вряд ли человеческие жертвы будут оправданны. Главное в любой войне — сохранить людей. Сохранение территории стоит вторым пунктом. Дело еще и в лучшем оснащении российской армии. В случае нашего наступления она может стрелять на поражение из Ростовской области из тех же «Градов», поднять в воздух военную авиацию. Конечно, если поступит приказ, мы пойдем вперед. Но отступать с занятых позиций точно не будем.

А на то, чтобы восстановить освобожденный Донбасс, понадобятся десятилетия. Лет двадцать уйдет только на то, чтобы разминировать территорию, где велись и ведутся бои.

Читайте также: Леся Дрозд: «Боевики очень точно били по нашей медицинской бронемашине»

— По-вашему, что может остановить это кровопролитие?

— Без финансирования Кремля его не было бы. Как только Путин перестанет поддерживать войну на Донбассе, она закончится. Или когда воюющие с той стороны сложат оружие. Они имеют такую возможность. Но пока война продолжается. Путин говорит, что он к ней не имеет отношения, это внутренний конфликт Украины. И перемирия, которое уже объявлялось бессчетное количество раз, нет. Поэтому мы и потеряли Клавдию — маму, дочь, сестру.

Виталий Король выразил благодарность за организацию похорон и поддержку семьи председателю Зачепиловского районного совета Ивану Загнию, коллективам районного и поселкового советов, Лозовскому военному комиссариату, Харьковскому военному оркестру, а также педколлективу и ученикам местной школы, создавшим живой траурный коридор по дороге на кладбище…

Ранее в эксклюзивном интервью «ФАКТАМ» генерал Сергей Кривонос рассказал, возможна ли полномасштабная война с Россией и почему Украина должны быть готова к самым худшим сценариям (Кремль изменил план «Новороссия», Путину нужна вся Украина)

Фото из соцсетей


По материалам: fakty.ua
Загрузка...

Осиротела маленькая дочь: побратимы рассказали о гибели военного медика под Новотошковским (фото)

Осиротела маленькая дочь: побратимы рассказали о гибели военного медика под Новотошковским (фото)
Боевые побратимы рассказали о погибшей от осколочного ранения старшем боевом медике механизированной роты 92 ОМБР «Холодный Яр» Клавдии Сытник и показали ее фронтовые фото. Смерть настигла женщину, когда она несла лекарство больному бойцу. Ее не спасли даже средства защиты. «В это время этот участок фронта обстреливали из минометов, станковых и ручных гранатометов, крупнокалиберных пулеметов и стрелкового... ПОДРОБНЕЕ →

Возле Марьинки вражеский снайпер убил бойца сил АТО

Возле Марьинки вражеский снайпер убил бойца сил АТО
7 августа возле Марьинки от снайперской вражеской пули погиб солдат ВСУ. Сегодня враг выпустил 2 мины возле 120 мм возле Широкино. Об этом сообщает Пресс-центр штаба АТО. Из гранатометов также были обстреляны позиции ВСУ возле Невельского.7 августа возле Марьинки от снайперской вражеской пули погиб солдат ВСУ. Сегодня враг выпустил 2 мины возле 120 мм возле Широкино. Об этом сообщает Пресс-центр штаба АТО. Из гранатометов также были обстреляны позиции ВСУ возле Невельского... ПОДРОБНЕЕ →

Луганщина: боевики 9 раз нарушили режим «хлебного перемирия»

Луганщина: боевики 9 раз нарушили режим «хлебного перемирия»
За прошедшие сутки пророссийские бандформирования девять раз нарушали «режим тишины» вдоль линии разграничения в Луганской области. В частности, в направлении пгт Новотошковское, сел Новозвановка и Новоалександровка Попаснянского района открывали огонь из противотанковых и автоматических гранатометов, крупнокалиберных пулеметов и стрелкового оружия. Также в районе работал вражеский снайпер, сообщает пресс-служба ... ПОДРОБНЕЕ →

Бронежилет не спас: снайпер боевиков убил на Луганщине воина 93-й бригады

Бронежилет не спас: снайпер боевиков убил на Луганщине воина 93-й бригады
Вчера, 16 июня, 93-я отдельная гвардейская механизированная бригада, которая выполняет задания в зоне АТО на Луганщине, понесла тяжелую утрату. Во время выполнения боевого задания на наблюдательном посту погиб механик-водитель старший солдат Михаил Мочернюк. «Примерно в 4:20 утра пост был обстрелян снайпером путинских террористических сил. От почти 50-граммовой пули калибра 12,7 мм, которая обычно используется ... ПОДРОБНЕЕ →

Подробности обстрелов Луганщины: данные 93 ОМБр

Подробности обстрелов Луганщины: данные 93 ОМБр
Представители 93-й отдельной механизированной бригады, защищающие позиции на Луганском направлении, уточнили данные по обстрелам, о которых ранее сообщала Луганская ОГА. В частности, вчера после 19:00 боевики обстреляли позиции 93-й ОМБр вблизи села Крымское из 82-мм миномета, выпустив со стороны Славяносербска 4 мины. Уже сегодня, примерно с 4:20 до 4:45, по позициям в районе поселка Новотошковское со стороны ... ПОДРОБНЕЕ →
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *